Мама

Мама
Мама

Это я с мамой и папой. 1959 год. Воркута.

 

 

 

 

 

Сегодня моему сайту исполнилось полгода. Неужели?! Вспоминаю восторг, смешанный с ужасом, при мысли о том, что надо вот еще это сделать, этот урок прочитать, эту кнопку нажать… Было почти полное неверие в себя, в свои силы, в свою способность вообще понять хоть что-то из того, чему меня учили. И одновременно с этим присутствовала сладкая надежда, что в будущем, вот буквально через полгода, когда мой сайт наполнится контентом и посетителями, суровые Яндекс с Гуглом начнут благосклонно смотреть на новорожденного, и дитя начнет по-взрослому радовать свою родительницу… И вот это время наступило.

 

С днем рождения, мой сайтик! Расти большой, здоровый, красивый и счастливый!

 

 

И, наверное, как в день рождения любого члена семьи, очень приятно вспомнить о тех, кто далеко, а может и очень-очень далеко. Открываются семейные альбом, листаются страницы с фотографиями и возникает ощущение единения со своим кланом, прямо со страниц вырастает «семейное дерево», с каждого листика которого смотрит чье-то родное лицо. Чьи-то лица с этого дерева незнакомы, но узнаваемы в них родовые черты, ведь это те, кого называют гордым именем «предки». По семьям моего отца и матери каток отечественной истории проехался так сильно, что буквально вмял мою родню в землю, где когда-то жили многочисленные благополучные семьи, поэтому я даже не видела «вживую» ни одного из своих бабушек и дедушек. Они не были аристократами, поэтому родословную семьи очень сложно восстановить без каких-либо документов. Помню только то, что иногда рассказывали мне родители. Теперь я эти воспоминания запишу, чтобы их смогли прочитать уже мои дети и внуки, надеюсь, что это будет им интересно.

 

 

Женская линия моей семьи имеет мощные немецкие корни. Питались эти корни плодородной причерноморской землей.
Во второй половине 18 века в результате многочисленных войн Россия приобрела выход к Черному морю. Одним из первых манифестов, собственноручно подготовленных Екатериной II после вступления на российский престол, был т.н. «вызывной» манифест от 4 декабря 1762, который и послужил сигналом для начала исторического переселения немцев в Россию.
К тому времени немцев в России было уже много. В армии в конце XVIII века — до 30% офицерского состава составляли немцы, в манифесте Екатерины речь шла о том, чтобы заселить немцами пустые земли, отвоеванные у турок и крымских татар.
Привилегии, обещанные русскими царями, в жилах которых с каждым поколением немецкой крови становилось все больше и больше, казались людям, жившим в нужде и лишениях, особенно привлекательными. Да, как ни странно, но 300 лет назад Россия экономически была гораздо привлекательнее Германии. Большая часть переселенцев на пустующие российские земли были выходцами из и юго-западной части Германии (Вюртемберг, Баден, Гессен).

 

 

Мои предки по материнской линии прибыли в окрестности строящейся Одессы и жили там вплоть до войны. Большая семья Вальдманов жила в селе, которое называлось очень поэтично – Kleineliebental (Маленькая любимая долина), сейчас это пригород Одессы – Черноморка. У Антона Сильвестровича и Терезы Генриховны было пятеро детей, моя мама – Вильгельмина (гораздо позже её стали звать Ниной) была четвертым ребенком. Семья жила в большом доме, никто не бездельничал, дети учились в немецкой школе, затем шли учиться в немецкий же институт. Мой дедушка Антон родился около 1894 года в семье Сильвестра Вальдмана и Барбары Штрейхер, в молодости служил в царской армии, дослужился до звания унтер-офицера, воевал в первую мировую войну, имел награды. После революции был советским служащим.

Мама

Унтер-офицер Антон Вальдман. Февраль 1917 года, Севастополь

 

 

Все несчастья отечественной истории вплотную коснулись и российских немцев, возможно, что даже больше, чем кого бы то ни было. Особенно жестоко ударили по немцам массовые репрессии 1937-1938 годов. Количество арестов на каждое селение планировалось сверху, русские и украинские партийные работники предпочитали жертвовать гражданами немецкого происхождения, нежели своими земляками.

 

 

Немцы в среднем были более состоятельны и лучше образованы, чем местное население, что возбуждало зависть и усугубляло преследования. По статистике, в некоторых местах проживания немецкого населения в 1937-38 годах было арестовано и депортировано почти половина всех мужчин старше 20 лет. Антона Вальдмана тоже арестовали в 37-ом, семье сообщили, что приговором суда ему присудили «10 лет без права переписки». В то время никто не знал, что на самом деле это означает немедленную смертную казнь. Семья жила надеждой на встречу с отцом и мужем.

 

Совершенно неожиданно для меня, уже после публикации этой статьи, я получила письмо из Германии от Валерия Мока, который прочитал эту статью и сообщил мне некоторые сведения о моем дедушке. Оказывается Антон Вальдман был арестован 25 октября 1937 года, 16 декабря ему был вынесен приговор, а уже 26 декабря 1937 года он был расстрелян. Я очень благодарна Валерию за то, что он написал мне уточняющие факты жизни моей семьи, о которых мне уже некому было рассказать.

 

 

Но тут грянула война. Из-за быстрого продвижения германских войск одесские немцы сумели избежать полной высылки как представители вражеской нации, Одесса была оккупирована румынами и немцами. Мирные земледельцы и служащие оказались на долгие годы «между молотом и наковальней». Вы понимаете, что я пишу это по воспоминаниям моих родных, а вовсе не по официальным источникам. Мама вспоминала, как в страшные дни отступления Красной Армии из Одессы, одесские немцы давали одежду и еду отставшим красноармейцам, которые по каким-то причинам не успели отступить со своими частями, как их переправляли через Лиман, чтобы они не попали в руки румын. Эти румыны, кстати, оставили по себе самую плохую память в Одессе своими грабежами. Немецкие села тоже подверглись тотальному разграблению. Мама говорила, что румыны тащили из домов все, что под руку подвернется, даже старые половики с пола забирали. Немецкая оккупационная администрация вынуждена была установить в немецких селах свои комендатуры и выгнала оттуда своих союзников. В целом оккупация не причинила большого вреда местному немецкому населению.

 

 

Когда весной 1944 года Советская Армия начала освобождать Причерноморье, всех местных немцев эвакуировали в Германию. Мама и её родные рассказывали, что никто не хотел уезжать из своих родных мест, никто не хотел бросать свои дома, никто не хотел лишать себя надежды встретиться со своими родными, арестованными в 37-ом и 38-ом годах. Но в один не прекрасный день село окружили автоматчики, к каждому дому были подогнаны подводы, на которые практически силой начали сажать детей и беспорядочно грузить первые попавшиеся вещи. Людям сказали: «Вы же «наши» и должны ехать в Германию». Так на этих телегах они и проделали большую часть пути до Германии – через Румынию, Болгарию, Венгрию, Австрию. Привезли их в город Кюстрин, где они и дождались «освобождения».

 

 

Зачем нужно было советскому правительству во что бы то ни стало возвращать не нужных ей российских немцев обратно в СССР? Я так и не смогла этого понять. Объяснить это могу только одним – желанием показать свою неограниченную власть над людьми, а заодно окончательно психологически подавить всех, показать, что из концлагеря сбежать не удастся никому. Во всяком случае, в Кюстрине советская комендатура собрала всех «перемещенных» лиц и объявила, что после великой Победы в СССР все поменялось, все осужденные помилованы и возвращаются домой. Бабушка Тереза тут же начала собирать вещи в обратный путь. Эшелон с «перемещенными лицами» шел на восток, а навстречу ему шли эшелоны с солдатами. Солдаты, видя семьи с большим количеством детей, жалели их и предостерегали, что их не пустят домой, что их обманывают. Говорили: «Бегите, пока еще едете по Польше!» Но бабушка уперлась – нет, это провокация, папа нас уже ждет дома, мы должны ехать… Бедные, они не знали, что Антона Вальдмана уже 8 лет как нет в живых… Как не знали и того, что все российские немцы, волею судьбы оказавшиеся в советской зоне оккупации были депортированы в СССР, где из-за «измены социалистической родине» их приговорили к пожизненной ссылке и принудительным работам.

 

 

Когда эшелон достиг Бреста, то вагоны с немцами прицепили к поезду идущему в противоположную сторону от теплой Одессы – в Вологду. Там к ним, как к «изменникам» относились ещё более сурово, чем к немцам из Поволжья, депортированным туда до войны. Семья моей матери была привезена туда в октябре, когда по утрам на траву уже ложится изморозь. Они были все в туфельках на каблуках, в легкой одежде… В таком виде их бросили в лесу и велели рубить лес. Еды практически не было, укрыться можно было в землянках, которые рыли сами. Первую же зиму количество немцев в вологодских лесах сократилось наполовину. Маленькие дети умерли почти все от голода и холода. Я читала в официальных источниках, что в годы сталинских репрессий в послевоенные годы погибли более 300 000 российских немцев.

 

 

Местное население относилось к репрессированным очень враждебно, так что помощи от них ждать не приходилось. Но это был еще не конец несчастий. Вскоре начались аресты молодежи, выжившей в таких жутких условиях. В нашей семье арестовали маму и её младшего брата – ей было 20 лет, ему только исполнилось 18. В то время мама совершенно не знала русского языка, поэтому была не в состоянии отвечать на вопросы следователей. Но её так сильно пытали, что она подписала все, что ей подсунули. На мои расспросы, что же это все-таки было, она до самой своей смерти так и не смогла ответить, она этого просто не знала.

Мама

Так выглядели воркутинские лагеря

 

 

В результате маму осудили и отправили в лагерь в Воркуте. Там она работала в шахте среди таких же репрессированных людей десятков разных национальностей. Мама говорила, что в лагере жилось гораздо лучше, чем на вологодском поселении. Кто же знал, что именно здесь, за Полярным кругом, мама встретит своего будущего мужа и счастливо проживет с ним всю свою жизнь.

 

 

Но это будет совсем другая история…

 

 

Мама

 

Ко мне продолжает приходить информация о неизвестной для меня жизни мамы. Вновь я говорю спасибо Валерию Моку, он поделился со мной еще несколькими фактами. Вот что он написал: «Здравствуйте, Ирина! Ваша мама была осуждена по политическим статьям. Все, как у всех – измена родине (статья 54 п.1а УК УССР) и антисоветская агитация в военное время с использованием религиозных или национальных предрассудков (статья 58-10 ч. 2 УК УССР).

Стандартный набор обвинений для репатриантов.

Вальдман Вильгельмина Антоновна, родилась 1924, Кляйн-Либенталь, проживает ст. Семигородка Вологодской обл., рабочая. Арестована 30 августа 1947, приговор от 4 ноября 1947 – 10 лет лишения свободы.

Освобождена 7 января 1955 со снятием судимости. Реабилитирована 28 сентября 2001.

Это информация из архива УСБУ в Киевской области.»

 

 

Больше всего меня потрясло то, что оказывается маму реабилитировали в 2001 году. Папа много лет добивался этого, но так и не смог ничего сделать. Мама умерла в 1983 году, папа в 1996, справедливость восторжествовала в 2001. А кому она нужна теперь? Я и без подтверждения государства знала, что мои родители достойнейшие люди.

 

 

Хотите присоединиться к друзьям моего сайта?

 

Мама

Мама

Подпишитесь на новости сайта

Также на эту тему можете почитать:

Метки: ,

Отзывов: 20 на «Мама»

  1. Константин! Андреас и Себастьян Вальдманы это члены семьи моей мамы. Я не знаю точного адреса, где стоял их дом. Мы там были только один раз, когда я еще была маленькая. Помню мама очень захотела взглянуть на свой дом, мы поехали в Малую долину (с 16 станции Большого Фонтана на трамвае, а потом, кажется, шли пешком. Встали у забора и мама начала рассказывать, где у них что было. Вышла женщина и спросила, чего мы хотим. Мама ответила, что до войны она жила здесь и она просто хочет показать своим детям и мужу, где жила. Женщина позвала мужа и начала очень нервно оправдываться перед мамой, что дескать они здесь ни причем, что так она и знала, что старые хозяева вернуться… Мама её еле успокоила, что у нее нет претензий. Может это и был тот дом, в котором живете сейчас вы))) А жители немецкого села сейчас рассеяны по всему свету.

  2. konstantin:

    Нет ! Черноморка так и есть Черноморка!! Я сам из Ильичевска возле Одессы, а в Малой Долине у нас дом (типа дачи) дом старый еще немцы до революции строили и мне стало интерестно что да как. Может у вас есть какая-то информация о старом населении этого села??? По данным которые я нашел в нашем доме с 1939 — 1944 жил Waldmenn Andreas и Sebastian! Может эта информация вам нужна!

  3. Дорогой Пиус! Вы даже не представляете себе, как я взволнована вашим письмом. Когда я писала о своей маме, то совершенно не представляла себе, что мою статью прочитают в Европе и даже в Америке. Видимо я все еще слабо представляю себе реальные возможности интернета.
    Очень рада познакомиться с далеким родственником. Что вы хотите узнать о нашей семье, оставшейся в России?

  4. Greetings:
    I am a descendant of a brother to Meinard Waldmann who is the father
    of Sylvester. The brother Benedikt had a son Georg that migrated to the USA in 1904. I have a family tree of Waldmann posted on that website.
    Would like to exchange information. Please email me as I can translate
    Russian to English. I use google that can translate English to Russian as well.
    I have met Valery Mock by email many times if you email him he would know about me.

  5. Спасибо, Татьяна! Много лет эти воспоминания жили только в моей душе, я очень тронута, что вновь о моих родителях помнят не только их дети и внуки.

  6. татьяна:

    Процветания и долголетия сайтику и хозяйке! Спасибо за трогательную и печальную историю! Эта память очень нужна всем .

  7. Как здорово, что мою статью увидел человек, который знает окрестности Одессы)))) Константин, мне эта информация неизвестна была, потому что я была в Одессе последний раз 28 лет назад, еще когда мама была жива. Мы тогда всей семьей последний раз были там в отпуске. Потом больше никак не складывалось, будто вместе с мамой исчезла из нашей жизни и Одесса. В воспоминаниях, конечно, осталась, но все дальше и дальше, как в тумане. А жаль, я скучаю по этому городу. Значит Малая долина так и не стала частью Черноморки? Или уже и Черноморка называется как-то по-другому?

  8. konstantin:

    Хочу внести маленькую поправку kleinliebental сейчас называется Малая долина!

  9. Поверьте, Ольга, я сама от себя не ожидала такой «литературной прыткости»))) В нашей семье папа обладал хорошим слогом, но он использовал свои способности очень строго — в подготовке лекций по военной тактике и стратегии, а мама до конца жизни разговаривала по-русски с сильным немецким акцентом, поэтому на русском языке она ничего писать не могла, а на немецком не было смысла, никто бы не понял. Я обязательно напишу о том, как она учила меня немецкому, потому что это смешно было.

  10. Сейчас я жалею только об одном — мама умерла слишком рано, чтобы я по-настоящему, уже как взрослая женщина, могла пожалеть и поберечь её. После всего того, что легло на её плечи, она только в очень зрелом возрасте могла пожить спокойно и в достатке, но здоровье было подорвано и сердце не выдержало обыкновенной ангины. «Семейное дерево» на самом деле очень нежно и хрупко, его надо беречь каждый день, а не только в дни семейных памятных дат.

  11. Сколько же испытаний легло на плечи вашей мамы. Читаю и слезы наворачиваются.

  12. Ирина, поздравляю вас и ваш сайт с полугодием. Желать процветания не буду, оно у вас уже есть. Пусть все что есть хорошее на сайте и в вашей жизни только прибавляется, а все то что вас не устраивает остается в прошлом. Буду ждать продолжения вашей семейной истории. Вы красиво пишите, интересно читать ваши статьи, наверняка в роду были писатели или поэты.

  13. Еще мой отец, когда был жив, хотел составить «семейное дерево» для внуков, у меня даже сохранились кое-какие его записи. К сожалению, вскоре для нашей семьи наступили очередные тяжелые времена (есть какая-то ирония судьбы в этом) и родословная семьи была заброшена, не до нее было, надо было просто выжить. А вот сейчас сердце попросило вернуться к этому, уже с учетом новых возможностей. Люди остаются в нашей жизни, пока их помнят.

  14. ОЙ, как много Вы интересного знаете про свою семью! Это очень здорово!!! Тяжело, конечно, пришлось Вашей маме, грустно, что была такая эпоха в истории нашей страны

    А сайту я желаю процветания и успехов в развитии!!!

  15. Это только начало драматичной семейной истории, пишу продолжение. Но самое главное — это то, что люди, пережившие такое, не опустили руки, а выстояли и жили настолько счастливо, как могли в то время. Это доказывает только то, что мы можем быть счастливы вне объективной реальности вокруг нас.

  16. Желаю сайту процветать и здравствовать
    А маме сайта — творческих побед!

    А история очень грустная и печальная — это даже не вообразить сколько им пришлось пережить.

  17. Спасибо! Очень приятно расти в окружении хороших людей)))

  18. Присоединяюсь к поздравлениям! Растите большими!

  19. Спасибо за поздравления))) Мы с сайтиком постараемся оправдать ваши добрые пожелания.

  20. Присоединяюсь к поздравлениям. С днем рождения! Желаю такому сайтику большущих просмотров, великих посещений и бесчисленное количество подписчиков

Ваш отзыв

↓